пиломатериалы кубометр

Изучение внешних условий лесного хозяйства в устраиваемом лесничестве, в отношении потребления древесины, должно приводить лесоустроителя к установлению корневой ценности леса в нем. Лесо- устроитель, для организации хозяйства, должен рассматривать деревья и насаждения, как живые ценности, находящиеся в производственном процессе, имеющем своей задачей удовлетворение спроса на древесину, поступающую в меновой обмен с другими ценностями. Даже в простом натуральном хозяйстве, когда древесина служит для удовлетворения нужд только своего собственного хозяйства, то и тогда хозяйственный расчет невольно ищет для используемой древесины какого-либо экви­валента, каковым и является, прежде всего, труд. При переходе же к меновому обороту, когда производимая в одном хозяйстве древесина передается другому хозяйству, установление эквивалента древесины необходимо. Таких эквивалентов может быть много, смотря по тому, на что мы будем менять древесину, но при наличности денег таковые являются общим мерилом всех ценностей, в том числе и ценности древесины.

Корневая ценность леса и есть то количество денег, которое может быть получено при реализации в настоящее время, при современных

.-экономических условиях, деревьев и насаждений в устраиваемом лесни­честве. Лес состоит из насаждений, а насаждения состоят из деревьев; поэтому элементом корневой ценности леса является корневая ценность деревьев разных пород, возрастов, размеров и качеств. Каждое дерево, будучи телом сложным, в’ отношении ценности представляет значи­тельные отличия в разных своих частях, смотря по тому употреблению, которое эти части могут получить. Один кубический дециметр древе­сины в одном и том же дереве будет иметь различную ценность, будет ли -он взят из стволовой бессучной части, из ‘стволовой части с суками, из вершинной части ствола, из кроны или из корней.

Поэтому основой для определения корневой ценности деревьев должны быть корневые ценности одной об’емной единицы древесины во всех тех сортиментах, которые получаются из деревьев данного леса. Таким образом, при лесоустройстве, прежде всего, необходимо установить корневую цену кубометра древесины во всех тех сортимен­тах, которые могут быть заготовлены в устраиваемом лесу, а затем уже, зная об’емы деревьев, распределение их на сортименты, произ­вести оценку деревьев и определить изменение цены их в зависимости от породы, размеров и качества, в результате чего и получаются, так называемые, хлыстовые корневые цены.

Лесной Кодекс РСФСР в статье 21-й говорит, что стоимость лес­ных материалов на корню определяется таксами. Сопоставляя это с вышеуказанным, приходится признать, что корневая цена кубометра древесины разных сортиментов должна называться таксой. По своему внутреннему содержанию эти два понятия, корневой цены и таксы, дей­ствительно, совпадают; разница же между ними заключается в формаль­ном признаке, при чем таксами называются только те корневые цены на древесину, которые составляются губернскими земельными управле­ниями, на основании особой инструкции соответствующего народного комиссариата земледелия и, с заключением губернского экономиче­ского совещания, утверждаются Экономическим Совещанием РСФСР (§ 21 Лесного Кодекса).

Лесным таксам закон придает решающее значение и строго ограни­чивает повышение их, указывая, что «оценочная по таксам стоимость лесных материалов, предназначаемых отпуску, может быть, в зависи­мости от рыночных цен или в случае исключительной ценности древе­сины данного участка, повышаема до 30% губернскими земельными упрайлениями, с утверждением областного экономического совещания, а где нет такового — губернским экономическим совещанием; повы­шение оценочной стоимости свыше 30% таксовой цены утверждается соответствующим народным комиссариатом земледелия» (§ 22 Лесного Кодекса).

Таким образом, лесоустройство не может изменять такс на лес, но оно должно сделать исчисление для установления корневых цен на древесину, что является поверкой действующих такс и материалом для их изменения порядком, указанным в Лесном Кодексе. Далее необхо­

димо, принять во внимание то, что таксы на лес дают только несколько- цифр, определяющих корневую цену кубометра древесины того или иного сортимента; количество же этих сортиментов, получающееся из разных деревьев, дается техникой учета; поэтому корневая цена дере­вьев или, так называемая, хлыстовая такса может быть различной при одной и той же основной таксе.

Наконец, при одной и той же таксе возможно передвижение раз­ных частей леса из одного разряда такс в другой (§ 6 и 8 Правил при­менения такс, как приложение № 6 к § 43 Инструкции для отпуска леса, 1926 г.). Все изложенное указывает на то, что лесоустроитель не должен пассивно только применять действующие основные таксы и, как следствие их, хлыстовые таксы, а обязан соответствующими мест­ными экономическими и техническими исследованиями сделать поверку этих такс и исчисленными лесоустройством корневыми ценами дать материал для совершенствования такс.

Причиной существования корневых цен на лес является потре­бление леса в порядке его обмена; места обмена леса суть рынки; по­этому, основанием корневых цен должны быть рыночные цены на лес. Это положение в последнее время, в применении к социалистическому государственному хозяйству, вызывает сомнение, так как «при наличии, рынков мы не имеем сейчас рыночных цен, ряд случайных моментов не может быть принят за твердую рыночную цену» (36). «Поэтому ста­рый метод построения корневой цены только от рынка должен уступить место новому методу, по которому за исходное следует принять нор­мальные условия слагающих величины (?) хозяйства, а в частности, сумму хозяйственных элементов, слагающих это новое понятие. По увязке этой величины с плажеспособностью главного потребителя, по­лучим величину, отвечающую понятию твердой цены современно построенного рынка. Исходя из такой цены, редуктивно мы определим корневую цену» (ст. 90).

Указание на этот предположительно новый метод вычисления корневых цен на лес и составления лесных такс может показаться пра­вильным и оправдываемым теорией, согласно которой ценность пред­мета потребления может быть, с одной стороны, выводима из оценки покупателя, как потребителя, определяющей наивысший предел цен­ности, а с другой стороны, она может быть получена по стоимости производства, что характеризует предельную, наименьшую цену ее для продавца, как производителя. В применении к оценке лесов метод определения ценности насаждений то затратам характеризуется сле­дующей формулой (Лесоустройство, т. I, ст. 47):

m         m-a     m — b

HKm = (c-f-B + V) 1, op-(B + V)-(Da l.op + Db. l,op +. ),

в которой с есть расход на лесовозобновление или лесоразведение. В—ка­питальная ценность почвы, занятой лесом, V—капитал, обеспечивающий покрытие ежегодных административных и хозяйственных расходов, Da, Db и пр. суть доходы от проходных рубок, m — возраст насаждения.

Так как большинство лесов, доставляющих древесину для потре­бления, не только не создано культурой, но иногда еще и не является об’ектом правильного хозяйства, а эксплоатация их произво­дится, подобно пользованию рудой и прочими не восстанавливающи­мися дарами природы, то всеобщее применение указанной формулы ценности насаждений по затратам не может иметь места.

Далее, необходимо отметить, что метод определения ценности насаждений по затратам может давать лишь средний вывод для цен­ности кубометра всего запаса данного насаждения, тогда как для корневой ценности и таксы надо знать изменение цен по отдельным сортиментам, входящим в состав данного запаса.

Наконец, метод определения ценности насаждений по затратам совершенно не чувствителен к качеству леса, так как по указанной выше формуле, при одинаковых с, В, V, т„ р и D будут получаться одинаковые результаты для двух, например, насаждений, одно из которых будет иметь лучшую, а другое худшую добротность, вследствие плохой формы и повреждения стволов.

На основании указанных соображений казавшийся вначале возможным «новый метод» определения корневой ценности леса по затратам теоретически приходится признать нецелесообразным для данного случая. Практически же он должен приводить к таким высоким оценкам, которые в большинстве случаев в настоящее время очень далеки от действительности. Для примера можно сделать рассчеты, применив метод затрат для определения корневой ценности кубометра сосновой древесины в Архангельской и Ленинградской губерниях.

По данным, относящимся к 1913 г. (37) в лесах Архангельской губ. без Мезенского и Печорского уездов, чистая доходность лесного хозяйства равнялась 11 к. с гектара, расход на гектар составлял 6 коп. отсюда капитальная ценность почвы В — 0,11:0,03 — 3,67 p. a V= = 0,06. 0,03 = 2,00 р. если с = 0 и Da, D„. = 0,а m — 200 лет, то НК2оо = (3,67 -j- 2). 1.03200—5.67 = 2.088 р. т.-е. гектар спелого соснового леса 180 лет, предполагая, что период возобновления будет 20 лет, должен стоить 2.088 р. Если бы с этого гектара, при обороте хозяйства в 60 лет, в течение 180 лет было взято три раза по 40 стволов, а всего 120 стволов, то корневая цена одного дерева среднего сбы­тового размера должна определиться в 17 р.; при об’еме его в 1 кубо­метр, корневая цена кубо-метра сосны в Архангельских лесах должна бы равняться 17 р. что, примерно, раза в три или четыре больше самой высшей современной таксы.

На основании того же источника (37), для лесов Ленинградской губ. находившихся в 1913 г. в казенном владении, ежегодный чистый доход равнялся 1 р. 64 к. а ежегодный расход на ведение лесного хо­зяйства определялся в 1 р. 50 к. на гектар; по этим данным В или цен­ность гектара почвы будет 55 р. административный капитал V = 50 р. полагая, что с — 0, период естественного возобновления 20 лет, доходов

от промежуточных пользований нет, получим, что корневая ценность. 100-летнего соснового насаждения определится по затратам в 3.538 руб. а при среднем запасе в 250 кубометров, корневая цена кубометра древе­сины будет равняться 14 руб. что вдвое превышает современную наи­более высокую таксу. Так как в исчисление ценности насаждения по за­тратам входят только, средняя рента, административные расходы и норма роста, то результат не зависит от породы, и полученная ценность 100-летнего насаждения может одинаково относиться как к сосновому, так и к елевому насаждению, а также и к 120-летним, насаждениям березы и осины, что явно приводит к абсурдному результату.

Приведенные примеры подтверждают сделанное выше заключение о невозможности применения для исчисления корневой ценности леса и установления лесных такс «нового метода» по затратам, или по себе­стоимости возращения древесины. Тогда остается для разрешения этих задач старый, пока единственный метод оценки древесины по ее упо­треблению и обмену и по ее рыночной цене. В русскую лесохозяйствен- ную практику этот метод был введен 44 года тому назад, бывшим Лесным Департаментом, издавшим наставление к составлению такс на лесные материалы из казенных лесных дач, составленное Э. И. Шенроком (ss).

Древесина разных пород, размеров и качеств имеет неодинаковое значение для потребления. а потому и расценивается различно; про­дажная, или рыночная цена об’емной единицы кубометра древесины какой-либо однородной категории должна возместить таксовую ее стоимость, или корневую ценность, издержки по срубке и заготовке ее, расходы по доставке ее из леса к месту потребления, или на рынок, и вознаграждение за ту работу связи между производством и потребле­нием, которая была необходима для того, чтобы из леса на корню полу­чить и доставить некоторый товар, готовый к употреблению. Если про­дажная, или рыночная цена пиломатериалов кубометра древесины в виде какого- либо однородного товара или сортимента будет г, расходы по рубке- и заготовке этого кубометра будут е, издержки по транспорту d, и воз­награждение за работу по связи производства и потребления условно выразим процентом р на затраченные для данной операции средства. слагающиеся из таксы t+e+d, которое тогда выразится (t+e+d) О, ор, то, согласно вышеуказанному основному положению, для того, чтобы обмен древесины на деньги мог осуществиться, надо чтобы все указан­ные элементы удовлетворяли ураснению:

r = t + e + d+(t + e + d).0. ор r = (t + e + d) 1, op

отсюда таксовая стоимость, или корневая цена, равняется,

t= L-(e + d)-t-_op г      (e+d)

Если в этой формуле г, е и р будут оставаться постоянными, a t и d изменяться, то в изменении этих двух величин обнаружится соотноше­

ние, выражающееся в том, что чем больше будет d, тем меньше будет становиться t, сумма же d+t будет постоянной. При последовательном увеличении d и уменьшении t, наконец t обратится в ноль, и тогда d будет наибольшим, равным:

.            г — е. 1, op   г

amax

lTop

1, op

Экономическое содержание этой формулы заключается в том, что при неизменности рыночной цены сортимента, расходов на его рубку и заготовку и процента предпринимательской операции, корневая цена древесины обратно пропорциональна издержкам транспорта, при увели­чении которых корневая цена уменьшается и, наконец, обращается в ноль, при чем транспортные расходы достигают максимума dm, а соответствующее им расстояние 1 определяет собою границу, дальше которой древесина этого сортимента не может поступать на данный рынок. Таким образом, если стоимость транспорта на километр есть 8, то, разделив dmax на 8, мы найдем 1пр — расстояние предельное для данного сортимента на изучаемом рынке, что определяет собою район рынка по отношению к этому сортименту.

При неизменности г, е и р корневые ценности tj и t, при различ­ных d и di будут равняться:

t =        е — d и t, —-7-

при предположении, что dj d, взяв разность корневых цен t—t. получим, что

t — ta = dj — d

или разность в корневой цене сортимента в двух точках одного района, при указанных выше условиях, равняется обратной разности издержек транспорта из этих точек до рынка. Если tj и dt взять для предельного расстояния, когда tx = О a d, = dmax, то получим

t = dmax — d

или корневая цена в какой — либо точке данного района равняется разности между наибольшими для данного рынка и сортимента транс­портными расходами для предельного расстояния и расходами по доставке древесины из данной точки на рынок.

Если из данной дачи, где корневая цена известного сортимента t и расходы по его рубке и заготовке е, а процент предпринима­тельской операции р, древесина может доставляться на два рынка с издержками транспорта d и d1( то продажные цены сортимента на этих рынках будут:

r = (t + e + d). 1, op и r,=:(t + e + di) • 1, op

разность этих рыночных цен определится как

г —r, = (d —dO • 1, op

или различие в этих рыночных ценах будет определяться разностью издержек по доставке сортимента на эти рынки.

Взяв на одном и том же рынке цены двух разных сортиментов r*=(t-j-e + d) • 1, op и rt = (tt + е, + di) • 1, opt и желая выразить отношение между ними, получим:

r^         (t + e + d) ■ 1, op

г. ™ (t1 + el+d1) • I, ор /

если же проценты предпринимательской операции будут одина­ковыми, То

_£__ J + e+_d

п tt + ег + dt

Приняв цену какого-либо сортимента за единицу и беря отношение цен, согласно вышеуказанному выражению, можно получить относительную ценность, рыночную, корневую и таксовую для различных сортиментов. Всего удобнее за единицу принять цену наиболее дешевого сортимента, например, дров.

Если — =

. то тогда и     . т.-е. при одинаковое™ отио-

et at     г, t,

шений расходов по заготовке и доставке двух сортиментов, может наблюдаться одинаковость отношений между корневыми и рыночными ценами этих сортиментов. Значительное приближение к равенству этих отношений может быть у одного и того же сортимента разных пород, напр. для дров или бревен разных пород, и тогда по соотно­шению рыночных цен можно определить и соотношение корневых цен; для разных же сортиментов одной и той же породы равенства отно­шений е и d не может быть, поэтому по относительной рыночной цене нельзя еще судить об относительной корневой ценности.

На основании вышеуказанных соотношений между таксовыми стоимостями и расстояниями от рынка можно находить пределы каждого рынка и устанавливать границы влияний на таксы смежных рынков. Так, пусть имеются два рынка А и В (черт. 1), на рынке А про­дажная цена сортимента такова, что при расстоянии от рынка ноль такса равняется 7 р. за кубометр, на рынке же В продажная цена ниже, так что таксовая цена при расстоянии ноль равняется 4,2 р. за кубометр; расстояние же между рынками 112 «илом. В предположении, что тран­спортный расход равняется 5 коп. на кубометр километр, предельное растояние для рынка А определится в 700 :5 = 140 кил. на этом рас­стоянии таксовая цена будет последовательно уменьшаться с 7 р. до 0, и падение ее может быть выражено линией CD на чертеже. При том1 же предположении предельное расстояние для рынка В будет 420 :5 = = 84 килом. и изменение таксовой цены от 5 р. до 0 выразится на чер­теже линией EF. В точке G пересечения линий CD и РЕ таксовая цена, равная 2,8 руб. будет одинакова как по рынку А, так и по рынку В, и с этой точки при движении к В она по рынку В будет больше чем по рынку А; следовательно, влияние рынка В изменит таксовую цену по

рынку А на расстоянии 84 килом, от него и в расстоянии 28 килом, от рынка В.

Изложенные теоретические основания метода исчисления такс в последующее время были подтверждены для практического применения их по формуле t = -у—- — (е + d) правилами 1896 года для составления такс на лесные материалы, отпускаемые из казенных дач (39).

Наконец, в Инструкции для пересмотра лесных такс, изданной согласно постановления ЭКОСО РСФСР от 14 февраля 1925 г. мы

находим ту же формулу t = — (е + d), по которой должны

производиться исчисления таксовых и корневых цен.

В составе этой формулы таксовой цены в последнее время отмечалась (40) неполнота, которую видели в том, что в ней не введены расходы по очистке лесосек, определяемые в Ю°/0 от продажной цены, следовательно, нормально от таксы или корневой цены, затем местный сбор с древесины в размере 2 или 5°/0 и гербовый сбор в размере 0,2 или 0,5% от тех же цен. Если ввести эти расходы дополни­тельным членом в формулу таксы, то она примет вид:

t = y^j- — е— d — t. 0,122 (или t. 0,155), отсюда         . ^. г — (е + d) 1, op

1,122 — 1, op

Необходимость указанного дополнения формулы таксовой цены возбуждает, однако, сомнение в том отношении, что расходы по очистке и по налогам и сборам должны уже входить в состав прежних ее членов, а именно: очистка включается в рубку и заготовку, а налоги и сборы

учитываются общим процентом р. В обеепечение очистки лесосек берется залог в размере 10% от продажной или таксовой цены, но из этого не следует, что его автоматически надо вводить в расход по опе­рации, так как при высокой ценности леса очистка стоит дешево и круп­ный залог всегда возвращается. При сравнительно низкой цене леса, если очистка лесосеки не производится одновременно с рубкой и заго­товкой, то очистка будет стоить более 10%; в таких случаях лесозаго­товитель откажется от залога, и лесное управление, учитывая этот отказ соответствующим понижением таксы, давало бы лесозаготови­телю как бы премию за нерациональную эксплоатацию леса и за неис­правность в исполнении договора. По этим соображениям указанное добавление формулы таксовой цены, внешне математически верное, но внутренне экономически неправильное и лесохозяйственно нецелесо­образное, надлежит отвергнуть.

Для тех случаев, когда при вычислении такс приходится отпра­вляться от ценности пильных материалов, проф. К. С. Семенов С1) предложил следующую формулу таксовой цены:

t = R ■ о, оР __ а — (а -[- т) • 0, оР

где R есть продажная цена кубометра пиломатериалов, Р— процент выхода пиломатериалов из круглого леса, А = е Ц- d по вышеуказанным обозначением, а — есть расход по распиловке на кубометр, ш — рас­ходы торговые, р — процент предпринимательской прибыли

В предложенной формуле к обычному расчету таксовой цены при­соединен еще расчет, соединяющий пиломатериалы с круглым лесом, который может быть сделан отдельно, выражаясь следующей фор­мулой:

r= [R —(a + m). 1, ор]0,оР а продолжением этого расчета будет формула таксовой цены:

Так, например, если по формуле проф. Семенова сделать вычисление таксовой цены по данным: продажная цена кубометра пильного леса 21 р. 19 к.; расходы по заготовке и доставке (А) равны 5 р. 30 к.; рас­ходы по распиловке (а) 3 р. 53 к.; расходы торговые и прочие наклад­ные (щ) 1 р. 06 к.; процент выхода пиломатериалов из круглого леса (Р) 60%’ и процент предпринимательской прибыли (р) 20%, то получим следующее:

t = ^Щг^ — 5’30 — 3’53 + 1 .°6) • 0,60 = 2,54 руб. Если же сначала вычислить г, то найдем, что

г = [ 21,19 — (3,53 + 1,06). 1,20]. 0,60 = 9,„ а затем, пользуясь обычной формулой таксовой цены, получим: t=—^    5,30 = 2,54 руб.

т.-е. получается такой же результат, как и по формуле, проф. Семенова. Так как лесопильное производство является совершенно особой отраслью промышленной деятельности, которую необходимо учиты­вать самостоятельно и отдельно от лесного хозяйства, то представля­лось бы более целесообразным проводить вышеуказанные расчеты раздельно, сначала для лесопильного производства, определяя рыноч­ную цену сырья, а затем уже по этой последней, производя исчисление таксы по обычной формуле. То же самое надлежит делать и при опре­делении таксы для сортиментов, из которых заготовляются, например, шпалы, ободья и прочие товары.

Итак, в настоящее время точно так же, как и сорок четыре года тому назад, когда была издана у нас первая инструкция для составления такс, исчисление корневых и таксовых цен надлежит производить по формуле:

t =

(e + dX

Эта формула проста, применение же ее трудно, вследствие целого ряда обстоятельств, с которыми приходится считаться при установлении элементов, входящих в нее.

Прежде всего, как определить рыночную цену г, входящую в фор­мулу? Рынков много, лесных материалов на них немало, а цены изме­няются постоянно; как же из всего этого многообразия данных вывести некоторую определенную и устойчивую величину, которую и положить в основу исчисления такс?

Первым условием правильности исчисления корневых цен и такс является однородность категории оцениваемой древесины, соответ­ственно чему все рыночные лесные товары надлежит разделить на такие категории, в которых продажная цена кубометра древесины была- бы одинакова. Так как в товарах ценность сырья прикрывается стоимостью работы по изготовлению их, то для исчисления такс желательно брать лесные товары наименее затронутые обработкой; поэтому лучшим материалом для такс является круглый лес, в виде бревен, отрезов и целиком хлыстов, а также дрова. Большая часть бревен распиливается, а, следовательно, цена их обусловливается ценою получающихся досок, исходя из которой приходится тогда исчислять цену бревен. То же самое надлежит делать при оценке отрезов или, так называемых, тюлек для изготовления шпал, вырезов, употребляющихся для приго­товления ободьев и других лесных товаров. Во всех этих случаях при­ходится сначала по цене товара определить цену кубометра древесины сырья, в виде круглого леса или дров, а затем уже эту последнюю вста­влять в формулу для исчисления такс.

При обработке круглого леса в товары получаются самые разнообразные соотношения между количеством сырья и выходом товара; поэтому заключение о ценности сырья по цене товара будет обусловливаться размерами круглого леса, качествами древесины и постановкой процесса обработки. Для того, чтобы исключить влияние

индивидуализма и случайностей, надо основываться на надежных сред­них нормах, характеризующих в каждом данном случае тот или иной процесс обработки древесины, и тогда останутся два влияющие фак­тора: размеры и качества бревен и отрезов. Качества древесины харак­теризуются сортами, которых может быть несколько, в крайнем случае даже два, как, например, при распиловке здоровых бревен и при распи­ловке, так называемого, фаутного леса. Количество категорий по раз­мерам определяется основаниями применяемой сортиментации (см. § 15, т. I, «Лесоустройство»), В целях анализа, следует предпочесть более дробную сортиментацию, так как при слабом различии классов в по­следующем их легко соединить, тогда как сделать обратное, т.-е. рас­членить крупный неоднородный класс на части, нельзя.

Пример вредного влияния сужения сортиментации на таксы дает проект новой Карельской сортиментации леса (42), по которой приняты три класса бревен, при длине их 6,4 или 7,1 метр, и при диаметре в верх­нем отрубе: I класс 24 с ант. и более, II от 20 до 23 с ант. III от 13 до 19 с ант. и добавочный IV класс — вырезы с об’емом 0,11—0,14 куб. метр. Эта сортиментация не учитывает поднятия ценности делового леса при повышении диаметра верхнего отруба до 28, 30, 35 и 40 сайт. при указанной длине и при одной и той же форме. Причина отмеченного явления заключается в том, что в основу положены рыночные цены не однородных категорий бревен по размерам, а различных смесей их, характеризуемых указанными тремя размерами. Смеси же могут быть весьма неоднородны; это тем более существенно в данном случае, что состав их ближайшим образом обычно не определяется.

В целях установления возможно большей ясности в изучении каче­ственного прироста леса, надлежит стремиться к обоснованию такс возможно однородной и дробной сортиментацией круглого леса, уста­навливающей по размерам толщины не менее шести разрядов соответ­ственно изменению диаметра бревен и отрезов посредине длины и в верхнем отрубе. Общее незыблемое обоснование этого заключается а том, что с увеличением диаметра верхнего отруба бревен увеличи­вается выход пильных материалов и количество наиболее ценных их сортов.

По нашей современной лесохозяйственной практике (Инструкция для пересмотра лесных такс, утвержденная ЭКОСО РСФСР 14 ноября 1925 г. и Инструкция Управления Лесами НКЗ о составлении такс) рыночные цены должны быть собраны для «главных сортиментов», вырабатываемых или вырабатывавшихся в данной даче. Далее, имеется указание на то, что надо брать сортименты с наибольшим спросом и наиболее выгодными ценами, при чем надлежит руководствоваться таблицей «основных сортиментов» (§§ 19 и 20 первой Инструкции).

Главные лесные товары, подлежащие исследованию при составле­нии такс, характеризуются следующим перечнем:

Пиловочные бревна первого класса, дающие по отсутствию фаута максимальный выход и лучшие сорта пильного леса.

пиломатериалы кубометр

Пиловочные бревна второго класса с допустимой фаутностью. Инструкция отмечает, что допустима и более дробная классификация, так что вышеуказанная более детальная классификация с шестью клас­сами деловой древесины не противоречит Инструкции.

Строительные бревна: а) для балок и стен. б) для стропил и в) подтоварник.

Телеграфные столбы: а) экспортный ассортимент, б) внутреннего потребления.

Брусья — английские, голландские и капбалки.

Железнодорожный лес: а) слипера, б) шпалы заграничные и в) шпалы внутреннего потребления.

Рудничный лес: а) экспортные пропсы, б) стойки для внутренних рынков.

Еловые балансы: а) экспортные, б) для внутренних рынков.

Дубовые материалы: а) кряжи — фанерные, пиловочные, б) брусья — плансоны, ванчосы, в) клепка — мемельская, французская, русская, г) шпалы — экспортные, внутреннего употребления, д) теле­графные столбы, е) ободья, ж) рудничная стойка.

Ясеневые материалы: кряжи и ободья.

Березовые и ольховые материалы: кряжи фанерные и столярные.

Осиновые материалы: кряжи спичечные, балансы, клепка.

Дрова: твердых пород, березовые, сосновые, еловые, ольховые и осиновые.

Из этого перечня в каждом данном случае надлежит выбрать те товары, которые заготовляются или могут заготовляться из древесины устраиваемой дачи, при чем надо начинать с наиболее распространенных и всего полнее характеризующих рациональное использование древе­сины.

Рынки, на которых необходимы наблюдения цен, разделяются на экспортные, главные внутреннего употребления, главные распреде­лительные и местные. Рыночные цены должны быть взяты оптовые и характеризующие достаточно большое количество сделок, допускаю­щих вывод средней цены, которая исчисляется, как средняя взвешенная, т.-е. с принятием во внимание количества проданных по той или иной цене материалов. Во избежание влияния особенностей одного какого- либо года, считается правилом в основание такс принимать средние рыночные цены за пятилетие. Так, по указанной выше Инструкции для пересмотра такс надлежало собрать данные о ценах за три довоенные года 1911—1913 и два послевоенных года 1922/23 и 1923/24 гг. В дан­ном случае из первого трехлетия можно вывести среднее, которое будет достаточно определенным; но из второго двухлетия вывод среднего будет мало характерным, а об’единение этих двух периодов в одно пятилетие невозможно, вследствие глубокого различия экономической обстановки, в которой проходил обмен в эти два периода. Сопоставление этих данных имеет в виду не вывод из них среднего, а характеристику тенденции в изменении рыночных цен на тот или иной лесной товар.

Найдя среднюю продажную цену кубометра древесины в виде того или иного товара, надо по ней определить цену кубометра древесины сырья, т.-е. того круглого отреза древесины ствола, из которого при­готовлен товар; так, например, от цены за кубометр шпалы переходят к цене кубометра той тюльки, из которой заготовлены шпалы. Для осу­ществления указанной калькуляции необходимо знать количество труда, требуемое для получения товара, оплату этого труда, расходы по оплате орудий производства, или заводского оборудования, как, напри­мер, при распиловке леса на лесопилке и, наконец, ту убыль в древесине, которая имеет место при переходе от круглого отреза к товару, или стоимость этого отхода, если он имеет сбыт.

Все эти данные должны быть выведены, как средние из много­численных наблюдений и поверены сопоставлениями с нормальными расчетами, основанными на технических и экономических принципах рационализации данного производства, указываемых теорией эксплоа­тации леса и его разработки. Кроме этих производственных затрат, ^необходимо принять во внимание и вычесть из продажной цены торго­вые расходы, вызываемые осуществлением самого процесса обмена и -заключающиеся в оплате расходов по содержанию персонала, необхо­димого для производства торговых сделок, и в процентах на те капи­талы, которые будут завязаны более или менее продолжительное время в торговом обороте.

Особенно затруднительно и всегда довольно произвольно учиты­ваются торговые расходы при свободной торговле; при государствен­ной же ее монополии, как у нас, эти затруднения отпадают, так как и в эту отрасль хозяйства проводятся начала рационализации и подчи­нения ее нормальным ставкам, оплачивающим труд и капитал.

Указанные калькуляции приводят к установлению продажной цены за кубометр древесины какой-либо породы, являющейся сырьем для исследованных, обращающихся на рынке лесных товаров; при большом числе этих товаров получается ряд цен, относящихся к отрезам ствола, различающимся по длине и толщине. В целях дальнейшего упрощения всех исчислений, в русской лесохозяйственной практике принимается разделение всех этих сортиментов на три категории, именуемые круп­ным, средним и мелким деловым лесом; дрова же разделяются на круп­ные, или плашняк, и мелкие, или кругляк.

Так, например, на Ленинградском рынке в довоенное время про­дажные оптовые цены за кубометр сосновых бревен, длиною 7,1 метр, изменялись следующим образом:

Диаметр верхнего

отруба в сант. 18   22        27 31  36 сант.

Цена кубометра

в рублях. 5,30      6,36    7,42 10,95     12,71 руб.

Этот ряд делился на три части, при чем бревна с верхним диаме­тром в 18 сант. относились к мелкому, с диаметрами 22 и 27 сант —

к среднему, а 31 и более — к крупному деловому лесу; тогда продажная цена кубометра сосновой деловой древесины выражалась тремя следую­щими цифрами:

Мелкая Средняя Крупная сосновая деловая древесина

Продажная цена 1 кубометра.             5          7          12 руб.

Разделение всех лесных товаров и соответствующих им сортимен­тов круглого леса по ценности на три класса,—крупной, средней и мел­кой древесины,—было бы незатруднительно и вполне естественно, если бы во всех рядах получающихся чисел были бы резко выражены две грани, разделяющие эти три класса; если же этого нет, как, напри­мер, в приведенном примере, то вся эта классификация становится искусственной, могущей приводить к неправильной расценке леса.

В Инструкции Управления Лесами НКЗ о составлении такс, в при­мере к § 20 приводится следующий ряд продажных цен для дубовых сортиментов, в которых кубометр древесины расценивается в рублях:

1.         Фанерный кряж                                •                      53       р.

2.         Мебельный кряж    28        „

3.         Отрубки для мемельной клепки  21        „

4.         Пиловочный лес местного потребления. 14        „

5.         Кряж для ободьев                                      16        „

6.         Телеграфный столб           23        „

7.         Шпальный отрез.   8,8       „

8.         Рудничная стойка.                     6,4 „

9.         Жерди, колья, дрючки       3,5       „

Этот ряд Инструкция разделяет на обычные три класса, относя к крупной деловой древесине — сортименты 1, 2 и 3; к средней — сорти­менты 4, 5, 6, 7 и к мелкой — 8 и 9; при этом отмечается особенность дубовых телеграфных столбов, которые по размерам надо бы отнести к среднему деловому лесу, тогда как по цене они превосходят даже кле­почные отрезы крупной древесины. Подобная же неоднородность в расценке кубометра замечается и в классе с крупной деловой древе­синой. Поэтому Инструкция, далее, указывает, что класс крупной древе­сины надо делить на три категории, средней — на три и мелкой — на две, а всего получится 8 категорий, т.-е. можно сказать, что каждый из вышеуказанных девяти сортиментов следует при выводе такс учитывать отдельно, об’единяя только те два, в которых цена кубометра почти одинакова (14—16 р.).

Но тогда является вопрос, для чего же предлагается разделение на три класса — крупную, среднюю и мелкую деловую древесину? Не трудно видеть, что вывод средне-арифметической цены кубометра для этих трех классов не может иметь реального значения. Инструкция этого и не предполагает, указывая, что средняя цена должна выво­диться по действительному соотношению выходов каждого сорти­мента при эксплоатации дуба.

Подобное применение общей трехразрядной классификации лес­ных сортиментов должно приводить к тому, что содержание каждого ее разряда будет не только сложным и разнообразным, но и весьма неодинаковым в разных дачах; в результате получится невозможность каких-либо сравнений и сопоставлений и большая путаница, вслед­ствие того, что под одним и тем же техническим термином будет в разных случаях не одинаковое содержание.

Стремление уложить все ряды рыночных цен лесных сортиментов непременно в три класса — крупной, средней и мелкой деловой древе­сины—следует считать приемом слишком грубым для вывода корневых и таксовых цен, не дающим возможности правильной оценки леса и принуждающим к оперированию со средними величинами, нередко мало отвечающими действительным отношениям.

Вышеприведенные примеры рядов рыночных цен для сортиментов сосны и дуба свидетельствуют, что всего проще и естественнее произво­дить исчисление корневых и таксовых цен для каждого сортимента, имеющего для данной дачи хозяйственное значение; и только после того, как выяснится общий характер соотношения цен различных сор­тиментов, можно переходить к группировке сортиментов по классам. За основу этой группировки следовало бы принять общую классифи­кацию, достаточно широкую, например, десяти-разрядную, с шестью классами для деловой древесины, двумя для дров и двумя для хвороста и пенья (Лесоустройство, т. I, с. 185—188).

Рассмотрев особенности «г», или рыночной цены, как первого эле­мента формулы, таксы, надо перейти к разбору второго ее элемента «р», или процента, вознаграждающего участие капитала в эксплоатации леса. Этот процент называют иногда процентом предпринимательской при­были, при чем в первой Инструкции по таксам 1883 года он опреде­лялся в размере 30% для дров и 40% для делового леса, в зависимости от продолжительности лесозаготовительной операции. В правилах 1896 г. процент на капитал в лесных операциях определялся губерн­скими лесными управлениями, в зависимости от продолжительности и сложности операций, а также от величины тех накладных расходов (на приказчиков, на раз’езды, страховые премии и т. п.), которые не могут быть распределены по отдельным сортиментам и включены в издержки на их заготовку.

Указанное понимание состава расходов, учитываемых процентом р, создает большие трудности в его определении и вносит в эти расчеты значительный произвол. Нельзя согласиться с тем, чтобы расходы по оплате труда приказчиков и издержки по их раз’ездам учитывать не непосредственно, а при помощи произвольного увеличения процента. Все эти расходы, как относящиеся к общему количеству заготовленного леса, должны быть разложены поровну на каждый кубометр загото­вленной древесины и отнесены к категории издержек по эксплоатации. Далее, расходы по страховке также должны подлежать точному учету и разноситься по категориям — эксплоатации и транспорта. После выде­

ления этих расходов, на долю процента р останется только оплата участия капитала, который должен быть вложен в лесную операцию.

Оплата капиталов процентами тем выше, чем капиталы дороже, чем помещение их в предприятия рискованнее и оборот их медленнее; в зависимости от всего этого норма роста постоянно изменяется. Так как в расчетах при исчислении корневых и таксовых цен считаются с периодами не менее пяти лет, то соответственно этому и норму роста следует брать среднюю, имея в виду общую тенденцию понижения учетного процента в периоды экономически спокойные.

Не без влияния на этот процент р могут быть условия оплаты поступающей в рубку древесины, так как расходы по этой статье тем больше, чем меньшая рассрочка предоставляется для взноса денег за купленный лес. При рассрочке платежей за лес, предоставляемой у нас «прочим гослеспокупателям», с уплатой при взятии билета 15 октября 10% от продажной цены, 15 апреля—20%, 15 мая—20%, 15 июня—20%, 15 июля—10%, 10 августа—10% и 10 сентября—10%, расход по оплате процентами при 12% норме роста фактически сводится к 4,8%. Затраты на эксплоатацию и транспорт приходятся на тот период, с ноября по апрель, который свободен от платежей за купленный лес.

Существенное значение имеет при этом возможность запродажи заготовленного и транспортируемого леса или получения под него ссуды и размер учетного процента по этим операциям. При проведении лесо­заготовок частными предпринимателями, на величину процента оказы­вает также влияние отношение их к этим работам, цо сравнению с дру­гими родами помещения капитала и приложения своей предприимчи­вости. В настоящее время, при наших условиях, когда все лесозаготовки производятся более или менее планомерно и, главным образом, гос­учреждениями и госпредприятиями, нет необходимости отягчать про­цент «р» указанными выше добавочными начислениями; поэтому раз­мер этого процента следовало бы изменять в зависимости от срока лесозаготовительных операций, принимая для одногодичной простой операции 10%, для двухгодичной простой или дровяной 12% и для двухгодичной с длинным сплавом 20%. В проекте исчисления новых лесных такс для Архангельской губернии процент на лесоэксплоата- ционный капитал принят в 15% (32).

Третьим элементом, входящим- в формулу корневой и таксовой цены, является стоимость рубки и заготовки кубометра древесины дан­ного сортимента. Общие условия эксплоатации леса были выше рассмо­трены (§ 2), здесь к ним необходимо сделать лишь немногие дополни­тельные замечания.

Работы по рубке и заготовке леса нередко соединяются с гужевым транспорт в одном договоре, вследствие чего и расходы по этим двум операциям сливаются, как, например, это наблюдается у нас на севере. В целях анализа всех составных частей таксы, необходимо, однако, производить разделение издержек по рубке и заготовке леса от его вывозки на катища или к местам отправки по железной дороге.

Это разделение требуется различным характером указанных двух составных частей общего расхода: издержки по рубке и заготовке оста­ются одинаковыми при разных расстояниях гужевого транспорта, тогда как расходы по подвозке леса изменяются.

Стоимость работы по рубке и заготовке леса определяется с уче­том на единицу заготовляемых сортиментов, с кубометра дров, с бревна выреза и т. п.; при чем некоторое влияние на эту стоимость оказывает условие относительно уборки остатков заготовки, что имеет особенное значение для лесничеств, в которых дровяной лес не сбывается, а потому вершины и сучья являются отбросом. Издержки по рубке и заготовке бревен значительно увеличиваются, если от рубщиков будет требо­ваться сжигание отрезов, и вершин, оставляемых в лесу. Так как эта работа по уборке остатков заготовки считается очистной и обеспечи­вается, так называемым, очистным залогом, в размере 10% от продаж­ной цены срубленного леса, то в лесничествах с неполным сбытом, с точки зрения лесозаготовителя, выгоднее отказаться от этого залога, оставив его лесничеству, а при рубке и заготовке леса не требовать от рубщиков уборки остатков и не учитывать этой работы в стоимости’ заготовки. С лесохозяйственной точки зрения такой расчет является неправильным, так как очистку лесосеки, на которой остался дровяной лес, обычно нельзя произвести на 10%! залог, да и самая очистка являясь самостоятельной операцией, производимой в летнее время, сопровождается большим вредом для подроста,- тогда как очистка лесосеки, производимая в зимнее время, одновременно с рубкой и заго­товкой, обходится дешевле, может быть произведена лучше и с мень­шим вредом для подроста.

Поэтому, представлялось бы целесообразным, при вычислении корневых цен и такс, вводить расходы по рубке и заготовке леса вместе с очисткой мест рубки, а очистной залог не включать в счет, тем более, что таковой следовало бы взимать в дачах с неполным сбытом не в размере 10%, а по действительной стоимости этой работы. Лесо­заготовитель, правильно производящий эксплоатацию, не может возра­жать против этого, так как для него очистной залог будет лишь вре­менным депозитом, с которого он в крайнем случае теряет только про­центы за несколько месяцев; для неисправных же лесозаготовителей в приемах исчисления такс не должно быть предоставляемо понижение оценки леса.

Кроме заработной платы рубщикам и заготовщикам леса, необ­ходимо учитывать и другие могущие быть расходы по заготовке леса; эти расходы вызываются оплатой труда работников, организующих и контролирующих эксплоатацию леса, и всякого рода издержками, связанными с нею, как, например, поверка таксации лесосек, раз’езды, конторские и прочие мелочные, или так называемые непредвиденные расходы. Все эти издержки об’единяются общим наименованием наклад­ных расходов по эксплоатации и транспорту леса.

Надлежащий учет этих «накладных расходов» должен был бы основываться на нормах затраты труда, приходящегося на кубометр заготовленных и вывезенных лесных материалов. Такие нормы, в виде долей единицы рабочей силы разной квалификации, приходящихся на единицу разных лесных сортиментов, устанавливаются лесозаготови­тельными организациями, но при большом разнообразии и значитель­ной разнородности из них трудно получить средние, сравнительно устойчивые и надежные данные.

Насколько значительны могут быть эти накладные расходы и как трудно нормировать их, можно видеть из примера учета их при соста­влении такс для Архангельской губ. (!!2). По данным лесной промышлен­ности накладные расходы по заготовке и транспорту леса к заводу колебались от 24 до 42% от основных расходов по этим операциям и составляли в среднем1 1 р. 38 к. на кубометр, или 33%; от основных затрат. Таксовая комиссия признала эти расходы чрезмерными и при­няла их в размере 71 к. на кубометр, что в среднем- составит около 20% от основных расходов. В состав этих накладных расходов вклю­чаются: оплата содержания персонала лесозаготовительных районов, хозяйственные расходы этих районов, постройка избушек, содержание зимняков, аренда катищ, осмотр делянок, содержание окружного и центрального аппарата лесопромышленных организаций с затратами на изыскания и исследования.

В целях большой ясности следовало бы указанный сложный состав «накладных расходов» разделять на расходы, непосредственно относящиеся к заготовке, как-то: постройка, ремонт и амортизация избушек, — к транспорту, как, например, содержание зимняков, — к администрации—содержание персонала и операционные расходы и, наконец, прочие мелкие расходы. Некоторые из этих расходов могут быть очень производительными и в общем счете удешевлять операции, как, например, издержки по устройству избушек, казарм, зимняков и прочее, тогда как другие расходы, как, например, по увеличению кон­торского и контрольного персонала, редко оправдывают себя и удоро­жают операции. Если выражать «накладные расходы» по заготовке и транспорту в процентах от основных, то надо иметь в виду, что этот процент так сказать автоматически должен быть тем меньше, чем цен­ность леса выше; но в среднем он не должен превышать 20%, считая по половинной доле на заготовку и на транспорт.

Наконец, остается последний фактор, входящий в формулу таксо­вой или корневой цены, «d»—выражающий собою расходы по доставке древесины из леса на рынок. Выше были рассмотрены условия транс­порта леса (§ 3), следовательно, здесь надлежит лишь добавить, что, хотя в формуле все эти расходы выражаются одной величиной «d», но для большой ясности вывода их следует расчленять на издержки: гуже­вого транспорта, железнодорожного транспорта по под’ездным путям или вообще транспорта по специальным лесным дорогам, перевозкам ло общей сети железных дорог, или, если то сплав, то на сплав: рос­

сыпью, в мелких плотах, крупных плотах, в судах, без буксировки или с буксировкой и, наконец, морской транспорт на пароходах. Все эти расходы по перевозкам леса следует приводить к издержкам на кубо­метр древесины, а в целях сравнения и сопоставления делать вывод о стоимости перевозки кубометра на километр расстояния.

Если все элементы, входящие в формулу таксовой или корневой цены, за исключением расходов по транспорту леса, остаются постоян­ными, то изменение издержек по перевозке леса будет определять собою -измнение такс. Из всех родов транспорта леса наиболее быстро изменяются издержки гужевого транспорта, тогда как расходы по сплаву леса в плотах, в судах и по перевозке леса по общей железно­дорожной сети изменяются сравнительно медленно, так что нередко для одной и той же дачи и даже лесничества они могут считаться постоян­ными. Тогда в пределах таких однородных по дальнему транспорту лесорайонов таксовая или корневая цена леса будет изменяться л зави­симости от расстояния гужевого транспорта леса, или вообще от под­возки его к реке или к железной дороге.

Строго говоря, издержки гужевого транспорта изменяются с каждым километром расстояния, так что и таксы должны были бы меняться на каждом километре; однако, такие изменения предста­вляются слишком дробными для практики, потому обычно об’единяют несколько километров расстояния и характеризуют эту полосу средним размером издержек гужевого транспорта и средней таксовой деной. Таким образом1, получаются так называемые разряды такс, которые указывают среднюю таксовую цену для некоторой полосы леса опреде­ленной ширины, удаленной на известное число километров от реки или железной дороги. Смотря по быстроте изменения стоимости гужевого транспорта и по дробности принимаемого учета, разница в таксовых ценах может изменяться, а в связи с этим будет изменяться и число разрядов такс. По Инструкции 1896 г. для составления такс принималось, чтобы разница между ценами, отнесенными к одному разряду, не превы­шала 40% высшей из этих цен, а за таксовую цену для данного разряда принимали среднюю из предельных цен, отнесенных к этому разряду.

Инструкция 1925 г. для пересмотра такс определяет разряды такс несколько дробнее, указывая, что разница такс на один и тот же сорти­мент двух последовательных разрядов не должна превышать по воз­можности 20% высшей таксы из этих двух разрядов.

Учитывая бесконечно большое разнообразие в расположении лесов по отношению к рынкам и, как следствие этого, такое же сильное различие в расходах по транспорту леса, можно было бы думать, что в практике установления такс для более или менее обширного района лесов должно быть значительное число разрядов такс. В действитель­ности же оказывается, что все разнообразие может быть сведено к не­большому числу разрядов такс, как, например, для 30 миллионов гекта­ров лесов бывшей Архангельской губ. довоенные таксы имели всего только шесть разрядов, которые характеризуются следующей таксовой

ценой кубо-метра (руб. и коп.) сосновой древесины в бревнах длиною 7,1 метр и толщиною в верхнем отрубе сантиметров: